• Тайна рождения 7

    Часть 6

    - А как было бы хорошо, – мечтательно сказал эмбриолог, – если бы мы научились узнавать заранее нарушения развития, умели управлять ростом тканей, особенно в эмбриональном периоде. Установили, например, что развитие идет неправильно, ввели соответствующий препарат или оказали влияние каким-либо другим путем. В результате правильное развитие восстановилось.

    - Если бы эмбриологи научились это делать, тогда нетрудно выращивать в искусственных условиях целые органы и, в первую очередь, сердце?

    - Вполне, – ответил молодой ученый. – Вот, например, из Института сердечной хирургии просят эмбриологическую лабораторию: «Пришлите завтра к девяти ноль-ноль новое сердце такого-то размера, такого-то веса, для больного стольких-то лет, да чтобы было поэнергичней да получше, человек просил об этом перед операцией».

    - А мы отвечаем, – продолжал Александр Владимирович, – «будет исполнено». И ровно в 8 часов 50 минут на крышу института опускается вертолет, и эмбриолог доставляет самое активное сердце. Только полчаса назад оно снято с приборов, где висело и питалось специальной жидкостью, приближающейся по своему составу к группе крови и тканям больного. Сердце в особом сосуде вносится в операционную…

    - И тут хирург приступает к работе, – продолжаю я. – Больное сердце отключается. Кровообращение осуществляет специальная сердечно-легочная машина. Изымается сердце, которое нельзя уже поправить или можно «отремонтировать» в специальной лаборатории, и вставляется новое. Соединяются сосуды, нервы, пускается кровь. Некоторое время машина помогает новому сердцу, но потом она отключается, и сердце начинает само обслуживать новый организм. А чтобы оно не сбивалось с ритма, не останавливалось от случайных причин, не ошибалось, первое время оно получает импульсы не только как обычное сердце, из головного мозга больного, но от специального, рядом стоящего аппарата. Электроды, положенные на грудную стенку, подают токи определенной частоты от аппарата. Пока сердце не наладит полностью свою работу, пока импульсы по сросшимся нервам не побегут в том порядке, в котором нужно, этот аппарат будет обслуживать больного.

    - Ну, это слишком далекая хирургическая фантазия, – прервал меня эмбриолог.

    - Да, но только в той части, которая касается выращивания сердца эмбриологами, а все остальное… впрочем, идем.

    …Операция заканчивалась. Мы вошли в комнату возле сердечной операционной.

    - Вот, смотрите! Это сердечно-легочная машина. Она в течение нескольких часов вполне может обслуживать больного. С ней в институте уже оперировали детей, останавливали сердце на 40 минут и больше, исправляли пороки и пускали вновь сердце в ход. Автоматы дают возможность сшить все сосуды и нервы в кратчайший срок. Тут стоит аппарат, при помощи которого можно навязать сердцу больного любой ритм. Так что давайте-ка нам скорее выращенное вами сердце.

    - Нам сердце долго растить, пожалуй, хирургам следует воспользоваться пока что сердцами других людей, которые погибли от случайных причин. Ведь с тех пор, как в августе 1902 года профессор Томского университета Алексей Александрович Кулябкок впервые оживил взятое им из трупа человека сердце, прошло около 60 лет. Теперь эта методика настолько разработана, что профессору С. В. Андрееву удалось восстановить деятельность почти 170 сердец, изъятых из трупов, причем сокращения сердца восстанавливались не только сразу после изъятия, но через 3 и даже через 99 часов после смерти человека.

    А может быть, физики и инженеры помогут биологам создать искусственное сердце?

    Все это возможно, – ответил я, – но вопрос этот находится еще в стадии разработки, и пока что придется чинить собственные сердца. А вообще, несмотря на все достижения хирургов и эмбриологов, самое важное иметь здоровое сердце.

    - Безусловно.

    А как это сделать – лучше всего расскажут физиологи, которым известны многие законы сердечной деятельности, и, конечно, врачи-терапевты, имеющие дело со здоровыми и больными людьми.

    Я проводил эмбриолога и решил в последующие дни отправиться к физиологам.