• Педагогические взгляды В. Г. Белинского. Средства воспитания

    Главными средствами воспитания Белинский считал науки о человеке и о природе: язык, литературу, историю, географию, математику, физику и естествознание. К этому добавлял они музыку. Вслед за Радищевым Белинский категорически отвергал религиозное учение как средство обучения и воспитания. Не отрицал он образовательного значения древних классических языков, но возражал против увлечения ими в общеобразовательной школе и против формально грамматического направления в их изучении. «Ребенку, – говорил он, – интереснее знать, отчего идет дождь, в каком костюме ходили римляне».

    Особенно большое образовательное и воспитательное значение Белинский придавал передовой, по его выражению, «истинной» литературе, в частности поэзии. Истинной литературой он называл ту, которая народна, в которой, как в зеркале, отражается жизнь народа, его душа, сознание и то место, какое занимает он «в великом семействе человеческого рода». Такая литература, по убеждению Белинского, ценна тем, что дает наиболее полное и верное представление о народе, поднимает благородные человеческие чувства – патриотизм, гуманизм, любовь к красивому и изящному – и вдохновляет человека на подвиги.

    К художественной литературе, имеющей огромнейшее педагогическое значение, он относил в первую очередь произведения Пушкина, Лермонтова и Крылова. Белинский писал, что не было еще на Руси такого поэта, произведения которого столь сильно действовали бы на воспитание, развитие и образование «изящно-гуманного чувства в человеке», как произведения Пушкина. Он называл Пушкина поэтом-воспитателем юных, возмужалых и даже старых читателей. А какие богатые возможности для воспитания открывала поэзия Лермонтова, характерными особенностями которой, по мнению Белинского, являются «свежесть благоухания, художественная роскошь, поэтическая прелесть и благородная простота образов, энергия, мужество языка, алмазная крепость и металлическая звучность стиха, полнота чувства, глубокость и разнообразие идей» и, наконец, «необъятность содержания». В баснях Крылова, по его мнению, «как в чистом, полированном зеркале, отражается русский практический ум с его кажущейся неповоротливостью, но с острыми зубами, которые больно кусаются; с его сметливостью, остротою и добродушно-саркастическою насмешливостью; с его природною верностью взгляда на предметы и с способностью коротко, ясно и кудряво выражаться…»

    Не менее высоко оценивал он воспитательное значение детской литературы. Напоминая детским писателям, что «детские книги пишутся для воспитания, а воспитание – великое дело, им решается участь человека», Белинский требовал от них ответственного отношения к своему творчеству. Он считал, что любая детская книга, на какой бы возраст она ни была рассчитана, должна быть содержательной, должна в доступной форме внушать детям истинный взгляд на окружающую жизнь, развивать в них положительные черты нравственности, не допуская при этом никакого искусственного морализирования, воспитывать эстетические вкусы. К другим важным сторонам детской книги Белинский относил живую, поэтическую фантазию и самый простой, конечно, литературно грамотный язык.

    Подходя с этой позиции к оценке издаваемых в то время книг, он отмечал, что большинство их являлось совершенно неудовлетворительным и по содержанию, и по форме. Очень высоко оценивал Белинский сочинения для детей писателя-педагога В. Ф. Одоевского («Сказки дедушки Иринея»). В нем он ценил талант, глубокое чувство, «знание человеческого сердца… высокое образование и наблюдательный ум».