• Когда лягушки были драконами… Глава 6

    Глава 6.

    Ранчер сидел в своей каморке под крышей и заканчивал подготовку к занятиям с Рином, когда дверь приоткрылась и внутрь прошмыгнула Ноя. Она прыгнула к нему на колени и обняла за шею обеими руками. Улыбаясь и глядя Флексу в глаза, девушка прошептала:

    – Приходи вечерком, поворкуем.

    – Приду. Как только мальчик отпустит, так сразу к тебе. – Флекс выдержал паузу, – Только у меня будет просьба. Пригласи Дарму.

    – Зачем тебе Дарма? – нахмурилась Ноя.

    – Дарма мне ни к чему. Но ты всё же пригласи её. Но не одну. Пусть придёт с Юрием. Понимаешь, очень хочется побеседовать с учёным человеком. Ну не с Клатом же мне разговаривать!

    – А со мной? – Ноя обиженно надула губки.

    – С тобой мы потом пошепчемся, когда останемся одни. Обещаю, тебе понравится.

    Ноя расцвела.

    – Хорошо, я их позову. Юрий, правда, ни с кем почти не общается, но вот про тебя, он спрашивал.

    ***

    Личный волшебник лорда Мэнгиса оказался тщедушным лысым человечком около метра шестидесяти ростом. Лет ему было, наверное, не больше сорока, но выглядел он старше. Мешки под глазами и прожилки на крыльях носа выдавали в Юрии страстного поклонника танча.

    – Садись, воспитатель, выпей с нами. Наслышан о тебе, давно мечтал познакомиться, – Юрий, похоже, уже пропустил пару рюмок, и ему было хорошо. Он, судя по всему, манерами не отличался, а выпитая водка окончательно записала весь мир к нему в приятели. Флекс присел за стол рядом с Ноей, которая, похоже, тоже успела пригубить, слегка раскраснелась и от этого показалась Флексу особенно милой.

    – Я – Флан, – представился он.

    – Да знаю, – Юрий и не пытался соблюдать приличия, – и меня ты, я думаю, уже знаешь. Так, что давай без этого. Мы же не лорды-пустозвоны!

    – Ты что же, так лордов не любишь? – поинтересовался Флекс, слегка ехидничая. Юрий этого не заметил, или не посчитал нужным заметить.

    – А за что их любить? Возьми меня – человек учёный, да и ты вроде не дурак, как я слышал, а прислуживаем им, будто они не такие же люди, а ангелы небесные. Не так Странник хотел этот мир устроить, не так. Извратили его идеи, дармоеды. Без упоминания имени его никуда, а сами… а, – Юрий махнул рукой, – ну ставь графин на стол, мать, что ж ты!

    Последняя фраза была обращена к Дарме. Дарма, жгучая брюнетка лет тридцати пяти, с точёной фигурой, улыбнулась и, прикоснувшись рукой к щеке Юрия, томно произнесла:

    – Не торопись, касатик, что мне с тобой пьяным то ночью делать?

    – Я хоть пьян, хоть трезв буду, не разочарую. Ставь!

    – Ну, смотри, ты обещал, – как по волшебству на столе появился весьма объемистый графин, с уже знакомым Флексу золотистым танчем…

    – Короче, – Юрий оглянулся назад и приложил палец к губам, – Дирк, придворный маг Первого Лорда – дерьмо полное, и ничего в волшебной науке не смыслит. Нет, кое-какие способности у него, конечно, имеются, я знаю, мы в академии вместе учились. Только одних способностей маловато будет, а науку он постигать не хотел, ленив был и хвастлив до неимоверности.

    Юрий набил трубку и, пуская вонючие клубы дыма, посвящал Флекса в подробности политической жизни Лордтауна. После совместно проведённого вечера и учёных бесед, Ранчер стал его лучшим другом.

    – Как же он к Первому то устроился? – Флекс, к тому времени изрядно выпивший, но не потерявший от этого профессиональную хватку, осторожно, но настойчиво вытягивал из в стельку пьяного Юрия всё, что его интересовало.

    – Папаша у него был со связями. Я то из голытьбы, на стипендию учился, и в академию попал только благодаря склонности к магической науке. Случайно, бродячий волшебник один её во мне разглядел и походатайствовал перед кем нужно. А Дирк – потомственный маг в двенадцатом колене, вся его родня в гильдии. У них родовая сила – просто жуть. Только сила, когда она спит, ничего и не стоит. Старание нужно, да труд тяжкий приложить требуется, дабы развить данное тебе Всевышним. А Дирк не такой. Языком чесать, танч лакать, да девок щупать – это он первый, а как до дела дошло, тут, словно и не было его вовсе на свете. Это же из-за его самонадеянности, Первый Лорд чуть жизни не лишился.

    – Ты про что такое говоришь? Было чего неужели? – спросил Флекс, как бы не очень интересуясь.

    – А ну да, ты же не здешний. Заговор среди лордов был, почитай, три месяца прошло. Отравить властителя собирались. Барон Накс, злыдень, всё затеял. И расчёт был на то, что Дирк – маг никудышный. Только Его Превосходительство жив, а Накс…

    – Казнили, что ли? – равнодушно прикрыв глаза, спросил Флекс.

    – Да что ты, Флан! У вас на Островах люди, похоже, вовсе одичали. Разве истинный властитель может нарушить главную заповедь Осевшего Странника? Нельзя лишать человека жизни, какое бы преступление он не совершил. Не война же, в конце концов! Ладно ещё отступники какие, для них ничего святого нет, но Первый Лорд… Нет!

    – Так что ж с ним стало, с Наксом то?

    – Известно что, изгнали, со всем семейством, имущество конфисковали. Теперь, наверное, коз пасёт в горах.

    – Выходит, Дирк всё-таки предотвратил беду?

    – Причём тут Дирк! Дирк, когда всё случилось, сам не свой был, прибежал ко мне, спаси, говорит, спрячь! Неделю здесь сидел, в чулане для мётел, пока господин его хоть немного отошёл от гнева. Попадись Дирк тогда под горячую руку, запороли бы. Не насмерть конечно, но калекой бы сделали. А как же! Волшебник, Варх его возьми, яд проворонил!

    – Как же Первому Лорду удалось смерти избежать? Может, яд слабый был?

    – Ну да, слабый. Яд, что надо. Только… Ш-шшш… – Юрий приложил палец к губам и посмотрел на Флекса стеклянными глазами, – государственная тайна. Дирк мне проболтался, пока прятался, он тогда сам не свой был.

    Юрий вдруг замолчал. Так бывает с пьяными людьми, когда они внезапно теряют нить разговора. Ранчер затаил дыхание, боясь спугнуть его. Сейчас этот пьяница может преспокойно вырубиться. Но не так прост был Юрий, придворный маг лорда Мэнгиса. Икнув и проглотив слюну, Юрий продолжил:

    – Не так давно, с полгода назад, у Первого Лорда появился ещё один маг, новый. И если верить Дирку, а нахваливать других не в его правилах, силища в этом волшебнике необыкновенная. Судя по его рассказам, подобной силой обладало только одно известное истории лицо, – Юрий замолчал, но Флекс уже не хотел ждать, пока он снова икнёт, и спросил напрямую:

    – Какое?

    – Как это, какое? – Юрий мутным взглядом уставился на Флекса, – Осевший Странник, конечно!

    ***

    Ноя мирно посапывала, уткнувшись носом в подушку. Дневные заботы и любовь Флекса помогли девушке быстро угомониться. А Ранчера опять мучила бессонница. Что-то часто стал забывать про него проказник Морфей! Дурной признак. Флекс повернулся и, протянув руку, погладил рыжие волосы своей подруги. Всё-таки, какое чудо, эти волосы! Ни у одной земной красавицы не было таких волос. Не волосы, чистый шёлк! А цвет! Флексу казалось, что солнечный свет струиться у него между пальцев.

    Ноя открыла глаза. Придвинувшись ближе к Флексу, она улыбнулась и вдруг тихонечко, почти про себя, запела.

    – Почему лорд Мэнгис не прогонит Юрия, – вдруг неожиданно даже для себя, спросил Флекс.

    Глаза девушки широко раскрылись, она замолчала, оборвав пение.

    – Почему он должен его прогнать, – испуганно прошептала она. Флекс догадался, что дотронулся до какой-то, не очень популярной темы.

    – Но он же страшный болтун. Вчера увидел меня в первый раз, а вёл себя как на исповеди.

    – А, вот оно что! – Ноя расслабилась, – Ну да, язык у Юрия – не самое сильное место. Но против этого есть очень простое средство. Его просто никогда не выпускают из этого дома. А если уж очень надо, Юрия всегда сопровождает Клат. А Клат не позволит ему болтать.

    – Но всё-таки, чем Юрий так ценен для лорда Менгиса?

    – Чем так ценен, чем ценен! Ты же не с неба свалился, чтобы не знать, на что колдуны нужны! Вот, к примеру, ты вчера, сколько танча вылакал? – Ноя облокотилась Флексу на грудь.

    А, правда, сколько же он его выпил? На этот вопрос Ранчер не ответил бы даже на трибунале. Дарма два раза меняла графины, это точно, но был ли второй раз последним, Флекс не помнил.

    – Не знаю, много, наверное, – смущённо ответил Флекс.

    – Конечно много. Если честно, я даже обалдела, что после всего, у тебя ещё что-то получилось, – Ноя улыбнулась и, нагнувшись, поцеловала Флекса в губы.

    – Ну, много, ну и что?

    – А голова у тебя не болела после этого?

    Странно, но голова утром действительно не болела, и жажды не было. И, вообще, не было никаких признаков похмелья. После того количества золотистой, сорокаградусной жидкости, которое он поглотил, это и впрямь могло считаться чудом.

    – И правда, не болела!

    – У нас лучший танч во всём Лордтауне! Даже в дорогих трактирах нет такого! Их марочный, нашему в подмётки не годиться!

    – Так Юрий танч гонит?

    – Да нет, какой ты бестолковый! Танч гонит Шник, только пока Юрий над ним не поколдует, это пойло годиться разве что колёса у кареты мыть.

    – Ах, вот оно что! – до Флекса, наконец, дошло. Может, Юрий и занимался магией, как считала эта простушка, только на Земле это называлось наукой. Что ж, там тоже когда-то первых химиков, вернее алхимиков считали колдунами.

    – Да, и не только это. Возьми хотя бы лошадей. Наши лошади самые породистые!

    – В этом тоже заслуга Юрия?

    – Конечно! Позапрошлый год, Юрий как-то допился до белой горячки и две недели был сам не свой, так кобыла такого ублюдка принесла, что пришлось забить на колбасу.

    – Поразительно! – в такое поверить было уже труднее. Это вам не самогон от сивушных масел очищать. Получается, что биоинженерия… невероятно!

    – Конечно! Нет, без хорошего мага господам нельзя. Говорят, даже стены Лордтауна без магии бы не построили. Правда в стародавние времена волшебники встречались чаще, и были они лучше. А сейчас хороший колдун – редкость. Поэтому лорд Мэнгис Юрию многое с рук спускает. Запои его и девушек обиженных, да мало ли что…

    продолжение следует…