• Когда лягушки были драконами… Глава 3.

    Глава 3.

    Проходя мимо открытой двери, с висевшей над ней вывеской «Харчевня у Свана», Флекс почувствовал изумительный запах. Пахло пирогами. В животе у него заурчало. Вспомнив, что последний нормальный обед был на корабле, Ранчер не стал подавлять естественные потребности своего организма и завернул в харчевню.

    В столовом зале царили прохлада и полумрак. За прилавком полная румяная женщина лет тридцати пяти переставляла глиняные кружки непривычно огромных размеров.

    – Проголодался, пилигрим? – обратилась она к Флексу, обнажив в улыбки белые зубы. Ранчер кивком ответил на вопрос.

    – Пирог с ветчиной, четверть блика за порцию. Деньги у тебя есть? – Флекс снова покачал головой, на этот раз отрицательно.

    Женщина внимательно посмотрела на гостя.

    – Вижу, что нет. Что ж, тогда, чтобы получить еду придётся поработать. Согласен? – опять кивок. – Кван!

    На зов примчался мальчуган лет четырнадцати.

    – Отведи этого странника к остальным. Пусть им помогает. Вчетвером они быстрее управятся.

    Мальчик распахнул маленькую дверь справа от прилавка и, остановившись в дверном проёме, выразительно поглядел на Флекса. Тот поспешно двинулся за ним.

    Во внутреннем дворе трое мужчин занимались не сложным делом. Они брали из большой кучи, наваленной прямо на земле, какие-то круглые предметы, по всей видимости, плоды местного растения, при помощи коротких ножей обдирали с них кожицу, делали несколько надрезов и бросали в стоящие рядом бочки.

    – Привёл нам помощника, Кван? Хорошо! Присоединяйся приятель, куча ещё большая, – один из работающих протянул Флексу нож с деревянной ручкой.

    Ранчер сел на чурбак, валявшийся возле кучи, и начал делать то же, что и остальные. Он брал плод из кучи, очищал его, делал четыре продольных надреза, и бросал в бочку. Занятие было не столько тяжёлое, сколько нудное, а потому достаточно утомительное. От плодов исходил терпкий аромат, непривычный, но весьма приятный, на пальцах оставался сок, от которого они становились липкими, по-видимому, в плодах содержалось много сахара. Флекс осторожно рассматривал новых товарищей. Сразу было видно, что перед ним люди, стоящие на низшей ступени социальной лестницы Сироты. Одетые в поношенную, неоднократно залатанную одежду, с нечесаными патлами, небритые, на вид они не сильно отличались от самого Флекса.

    – Издалека к нам пилигрим? – нарушил молчание один из его новых товарищей.

    – Я прибыл из-за моря.

    – А в Лордтаун зачем? Небось, усыпальницу Осевшего Странника посетить задумал?

    – Именно, хочу посетить усыпальницу, – Флекс впервые услышал про эту святыню, хотя о существовании культа Осевшего Странника знал из сообщений Дика Фламера.

    – Ты несколько поторопился. Посещение разрешат только через две-три недели.

    – Я боялся опоздать.

    – Что ж, правильно. Переночевать есть где?

    – Я только сегодня прибыл в город, и не решил где остановиться.

    – Экий ты важный! «Не решил, где остановиться!» Когда закончим, можешь пойти с нами, если хочешь, у нас под мостом места всем хватит. Тебя кличут как?

    – Флан – моё имя.

    – А я – Квот. Рядом – Марк, а тот заморыш – Венд.

    Потом Квот принялся расспрашивать Флекса о его родных местах. Но Ранчер, сославшись на якобы данный им обет, не позволяющий чесать языком без дела, отмолчался. Это объяснение никого не удивило. Флекс на это и рассчитывал.

    Жители Сироты постоянно обременяют себя различными обетами, причём иногда, совершенно идиотскими. Дик Фламер очень живо описывал это в своих отчётах.

    Квот же, вероятно, обетов никаких не давал и, дорвавшись до нового слушателя, начал разглагольствовать. Он говорил, что в душе сам путешественник, и что побывал уже во многих местах, а когда-нибудь, обойдёт весь мир, тем более, что волшебники говорят, будто он круглый. Флекс внимательно слушал. Он понимал, что словам этого нищего болтуна, и по всей вероятности, пьяницы, особой цены нет, но это была первая информация, которую Флекс получал не из компьютера в инфоцентре ГБР, а от живого жителя планеты.

    Кучка плодов постепенно таяла и, в конце концов, исчезла. Четыре же бочки ломились, наполненные доверху.

    – Славный будет танч! – Квот облизнулся. – Пошли получать обещанный заработок.

    Ранчер вместе с новыми товарищами вернулся в обеденный зал харчевни.

    – Всё сделано, добрая Мон, пусть будут полны твои закрома, – почтительным тоном обратился к хозяйке Квот, который был, судя по всему, у бродяг за старшего.

    Хозяйка харчевни улыбнулась:

    – Кто хорошо поработал, может рассчитывать на добрый ужин. Хром!

    На зов женщины примчался долговязый юнец, по виду которого Ранчер догадался, что он исполняет здесь обязанности официанта.

    – Проводи этих людей на кухню, пусть их накормят. А утром можете рассчитывать на плотный завтрак. Ты что-то ещё хотел, Квот? – женщина нахмурилась, видя, что старший в команде как-то нерешительно переминается с ноги на ногу.

    – Добрая Мон, не могла бы ты, ввиду особых наших заслуг перед верой, предложить нам по стаканчику танча?

    – Старый пьяница! – Мон усмехнулась. – Разве ты не знаешь, что невоздержанность в крепких напитках – прямой путь к гибели души?

    – Добрая Мон, в юности я был послушником, и хотя мирские соблазны увели меня с пути Гармонии, я много времени провёл, изучая заветы нашего пророка, мне даже довелось читать выписки из Великого Журнала, что разрешается далеко не каждому. Так вот, скажу тебе по секрету, в нём не раз упоминалось о божественном напитке под названием «ром», делающим человека весёлым и счастливым. А разве не этому способствует так же и танч?

    – Умеренность, вот путь к процветанию души. И о каких особых заслугах ты говоришь?

    – Сегодня мы потрудились в поте лица, а ведь могли бы просто стянуть что-нибудь из съестного на рынке. Такая добродетель должна быть вознаграждена.

    – Хитрец! Ладно, будь, по-твоему! Но учти, стаканчик будет небольшим.

    – Благодарю, добрая Мон, пусть твои закрома никогда не опустеют.

    Хворост в костре весело потрескивал. Шестеро новых знакомых Флекса, расположившись вокруг огня, коротали долгий вечер за неторопливой беседой.

    После ужина у Мон, Квот, как и обещал, привёл Ранчера к себе на «квартиру». За городскими стенами, под мостом через широкий овраг, шестеро бродяг устроили себе ночлежку. Сейчас они отдыхали. День был долгим. Эти люди по своему статусу принадлежали к самому дну здешнего общества. У них не было никакого имущества, зато и забота имелась только одна – набить брюхо, причём, желательно поплотнее. Да ещё было бы неплохо промочить горло, чем-нибудь покрепче простой воды, но эту проблему они решали, как понял Ранчер, самостоятельно. По кругу ходила фляжка, отхлебнув из которой, Флекс закашлялся.

    – Да, это тебе не танч добрейшей Мон, – Квот посмеиваясь, похлопал его по спине.

    – Что это такое? – сдавленно спросил Ранчер.

    – Лант гонит. Из болотной тины. Дрянь порядочная, но ведь и ты не барон, как я понял.

    Флекс осторожно сделал ещё один глоток из фляги. Напиток был отвратителен на вкус, но содержал по оценке Ранчера не менее пятидесяти процентов этилового спирта, так что подцепить какую-нибудь инфекцию через него вряд ли было возможным.

    – Ты, в самом деле, был послушником? – спросил Ранчер у Квота, возвращая ему фляжку.

    – А то! Не родился же я под этим мостом. Моя матушка была очень религиозна. Она хотела, чтобы я стал монахом Звёздного Храма. Но чем больше я вникал в заветы Странника, тем сильнее во мне росло убеждение, что монастырская жизнь, совсем не то, чего хотел бы он для своих детей. Я послал их всех к Варху и отправился бродить по свету. Где я только не был! Вот только до твоих краёв не добрался. Я счастлив. Я свободен как птица, принадлежу только самому себе, и поэтому мне кажется, что я богаче самого Первого Лорда. Но ведь и ты, пилигрим, в душе жаждешь свободы, я нашего брата узнаю с первого взгляда. Разве не так?

    – Я хочу познать мудрость Осевшего Странника, хочу понять, как снискать его милость, – уклончиво ответил Флекс, выдержав пристальный взгляд собеседника.

    – Да, милости его удостоятся лишь достойнейшие. Но, – Квот хитровато подмигнул Флексу, – ты уж поверь мне, ничто человеческое не было чуждо и ему.

    Следующие три дня Ранчер провёл с новыми друзьями. Никаких открытий он не совершил, каждый день был похож на предыдущий. Зато Флекс вволю напрактиковался в сиротянском наречии, которое на самом деле представляло собой невероятный винегрет из древних земных языков – русского, английского, китайского и ещё бог весть каких. Тех самых, что господствовали в космосе на заре эры Галактической экспансии. Дик Фламер был прекрасным историком и полиглотом, именно то, что он сумел безошибочно определить корни языка аборигенов, позволило разгадать и тайну их происхождения.

    А аудиоданные, переданные Диком в ЦГИ, сильно облегчили жизнь тем, кто отправился на Сироту следом за ним. Впрочем, к Алексу Климову последнее утверждение не относилось, он провалился не успев, скорее всего, блеснуть своими лингвистическими способностями. Ранчер же, пока довольно успешно поддерживал своё инкогнито. Во всяком случае, он предпочитал думать именно так. Гипотезу, что он расшифрован, и аборигены держат его под наблюдением, Флекс считал нежизнеспособной, поскольку такая непоследовательность – одного взяли сразу, а за другим решили присмотреть, по его мнению несвойственна мыслящим существам вообще, и хомо сапиенс, в особенности.

    Хотя, с другой стороны, тактика аборигенов могла и не быть слишком прямолинейной. От этих мыслей лекго было сойти с ума, но Флекс, как агент высшего класса умел вовремя остановиться в подобных саморазрушительных умозаключениях. К тому же, как за ним можно наблюдать в мире, где о микрофонах и телекамерах даже не слыхивали, он не представлял. Не Квот же со своей братией его ведёт, в самом деле! Нет, больше ломать голову над этой темой не стоило. Нужно было переходить к активным действиям. Если он хочет во всём разобраться, с жизнью под мостом пора завязывать.

    Флекс решил отправиться в Верхний Город, где не был ещё ни разу. Квот и его товарищи обходили этот район Лордтауна за версту. «В Верхнем Городе живёт Первый Лорд со своими баронами, таким босякам, как мы с тобой там делать нечего. Не ходи туда, стража шутить не будет, а попробуешь, всё равно не пустят, зато бока намнут точно» – ответил Квот, на вопрос Флекса о Верхнем Городе. Но у Ранчера уже появились свои мысли на этот счёт. В конце концов, когда-то нужно использовать его богатый опыт оперативной работы…

    продолжение следует…