• Исповедь

    Как одна женщина осознала что она она беременна.

    Как-то меня спросили, когда я поняла, что беременная. Не в том плане, что получила доказательства неопровержимые, а в смысле – прочувствовала, осознала: «Я буду скоро мамой».

    Когда я на тест смотрела, то думала: «Да свершилось, ура!» (беременность очень желанной была и долгожданной). Когда на первое изображение своей крохи смотрела, на мониторе аппарата УЗИ, то плакала.

    Когда первые толчки малыша почувствовала: звала мужа, его руки прикладывала к животу и плакала снова. Но на самом деле понимала ли, что там у меня внутри растет жизнь, что две клетки крошечные, мужа и моей, воедино слились и теперь делятся со страшной скоростью, в полноценный организм, превращаясь, который скоро совсем будет ходить, просить помочь сделать уроки и говорить? Я принимала как данность свое положение и делала все что необходимо: питалась правильно, в меру дышала свежим воздухом, посещала своевременно врачей и читала о минусах и плюсах разных колясок прогулочных. То есть, чувствовала себя, по сути, компьютерной героиней игрушки, квеста: сделай то-то и то, сходи сюда и туда и получи по итогам здорового веселого младенца.

    Психологи утверждают, что не приходит осознание беременности к тем, кто нежеланного ребенка носит. Что, абстрагируясь от своего положения, тем самым женщина зарывает в песок голову: «нет беременности, я ее не вижу потому что». Но это не мой случай был: в планах уже давно было стать матерью и мы с супругом к беременности готовились по полной программе (анализы, ЗОЖ). Что же, что же не так было со мной? Если сейчас я свою беременность не осознаю (ну да, живот растет, бесконечно клонит в сон и не застегиваются сапоги – с кем не бывает?), то, что же станет после родов? Я буду недостойной и плохой, матерью? С такими размышлениями я начала в депрессию опускаться.

    Ответ неожиданно пришел: по окончанию триместра второго меня с угрозой преждевременных родов госпитализировали; капельница, больничная койка и лекарства стали моими друзьями на долгие две недели. И вот тогда, когда я лежала, а стучало в висках: «угроза»,..я поняла вдруг. Поняла, что я не одна, что под сердцем человечек живой и это ему опасность угрожает. В ужасе перед потерей невосполнимой, я все осознала внезапно. Я поняла, что изменился мой мир и не будет никогда прежним, что я перед ребенком ответственна, которого ношу, не потому что «так нужно», а потому что просто он есть. Я из больницы вышла, и мне сказали, что стала я другой…

    Вы ждете выводов? Наверное, их не будет тут. Кто-то чувствует, что под сердцем будет носить дитя еще с любимым в процессе соития, кто-то – когда схватки начинаются. Это к каждой придет. Не стоит мучить себя и волноваться вопросами: «Ущербная ли я, если уже ого – го живот, а я все прыгаю и бегаю, и не понимаю?». Все само придет, но лучше пусть оно это сделает не путем коридоров больницы.